gototopgototop

ИТ пубертатного периода

На мировом рынке программного обеспечения происходит стремительная консолидация. Самые крупные сектора будут поделены между тремя-четырьмя глобальными игроками. Россияне в лучшем случае могут занять лишь несколько узких ниш

Мировой рынок программного обеспечения бурлит. Каждый месяц поступают сообщения о новых слияниях и поглощениях. Процесс начался в 2002 году и в 2005-м достиг апогея (см. таблицу). Symantec Corp., лидер в области защиты информации, сливается с Veritas Software, специализирующейся на программах по резервированию и безопасному хранению данных, сделка оценивается в 13,5 млрд долларов. Adobe, известная конечным пользователям графическим редактором Photoshop и программой Acrobat Reader, в апреле 2005 года объявила о покупке за 3,4 млрд долларов компании Macromedia, прославившейся в первую очередь технологией Flash для создания небольших по объему мультфильмов, пригодных для распространения через интернет (самый яркий российский пример такого клипа - "Масяня"). В июне 2005 года корпорация Sun Microsystems за 4,1 млрд долларов приобрела компанию StorageTek, специализирующуюся на хранении и обработке данных. Но всех перещеголяла корпорация Oracle - с января 2005 года она купила 11 компаний, потратив на это, по оценке руководителя направления ПО аналитической компании Ovum Дэвида Митчелла, около 19 млрд долларов. Oracle, ранее специализировавшаяся на базах данных и ERP-системах, на глазах компьютерной общественности превратилась в целый софтверный холдинг. Все началось с недружественного поглощения PeopleSoft - ближайшего конкурента по ERP-бизнесу. Эта компания неизвестна в России, но на Западе, особенно в США, она занимала существенную долю рынка. На сделку было потрачено 18 месяцев и 10,6 млрд долларов. Затем компания начала покупать отраслевые решения, среди которых производитель ПО для автоматизации розничной торговли Retek, крупнейший индийский производитель софта для банков I-flex (занимает 10% мирового рынка в своем секторе), и наконец 13 сентября корпорация обнародовала свое предложение купить за 5,85 млрд долларов (в виде наличных и акций) Siebel Systems Inc., ведущего поставщика решений CRM (customer relationship management - управление отношениями с клиентами). Примечательно, что основатель Siebel Томас Сибел до 1992 года работал в Oracle и был там одним из ведущих продавцов, а затем выступил с публичной критикой своего бывшего работодателя и в 1993 году основал свою компанию. Теперь все вернулось на круги своя. Oracle уже объявила, что в ближайшее время больше никого покупать не будет, но от других компаний индустрия ждет новых объявлений о поглощениях, дружественных и не очень.

Клиент на привязи

Причин такой активной консолидации несколько. Сейчас мировой рынок программного обеспечения по сравнению с другими рынками выглядит крайне раздробленным. Судя по данным IDC, по результатам 2004 года первые пять игроков (Microsoft, IBM, Oracle, SAP, Computer Associates) с трудом покрывают 35% рынка, первые десять - 42%. (Здесь и далее мы будем учитывать продажи стандартного, "коробочного" софта, исключая индивидуальные разработки приложений под заказ для отдельных клиентов.) И это неудивительно. Рынок молодой - ему всего тридцать, максимум сорок лет. Консолидация - часть процесса его взросления и созревания.

"На рынке ПО происходит то же самое, что и в любом другом сегменте индустрии. Когда открывается какой-либо сегмент рынка и видно, что у него есть большие перспективы, в него приходит достаточно большое количество игроков. Кто-то закрепляется, кому-то это не удается. Со временем сегмент 'созревает' и становится наиболее привлекательным для крупных игроков. С их приходом начинается монополизация, в результате которой выживают те, кто может устранить конкурентов", - говорит Сергей Тарасов, глава представительства Computer Associates в России и СНГ.

Впрочем, начались все эти сделки не от хорошей жизни. Органический рост во многих секторах рынка подошел к концу. "Основная масса компаний уже автоматизирована. Можно сказать, что наступило некоторое насыщение системами автоматизации предприятий", - говорит Елена Семеновская, ведущий аналитик исследовательской компании IDC. И уж тем более насытились крупные заказчики, особенно в развитых странах (а именно на них приходится около 80% продаж мирового софта), и базами данных, и операционными системами, и другими инфраструктурными продуктами. По данным IDC, в 2003 году рынок мирового ПО в целом вырос на 5,1%, достигнув 178 млрд долларов, а в 2004 году рост составил 9,1% - до 193,2 млрд долларов. "Доходы многих компаний заморозились, - отмечает Арт Кук, президент SAS International. - Особенно это стало заметно после кризиса интернет-компаний".

А биржа, на которой котируются акции большинства крупных софтверных компаний, по-прежнему требовала, чтобы в каждом квартале эмитенты показывали рост - доходов и, главное, рыночной доли. И наиболее сильные игроки стали судорожно осматриваться по сторонам, тем более что, несмотря на стагнацию доходов, они продолжали получать приличную прибыль. Рынок ПО еще не дожил до жестоких ценовых войн, и пока производителям удается сохранять высокую маржу.

Конечно, у каждой компании была своя стратегия приобретений, но в целом они стремились расширить пакет продуктов и решений, выйти на новые рынки, а на уже имеющихся увеличить свою рыночную долю. Была и третья цель, подчас самая главная при поглощении на рынке ПО, - приобрести клиентскую базу. Дело в том, что рынок софта для предприятий устроен очень хитро. Клиент, который выбирает базы данных или ERP-решение той или иной компании, фактически подсаживает себя на иглу. В приобретение системы вкладывают большие деньги - десятки миллионов долларов. Но эти суммы оказываются вершиной айсберга. Вместе с покупкой системы клиент подписывает с производителем и контракт на сервисное обслуживание, который (в случае с ERP-системами) стоит от 15 до 25% стоимости лицензии в год. Конечно, этот контракт не обязателен, но весьма желателен, за эти деньги клиент получает обновления системы (читай: "заплатки" на ошибки в софте), а также техническую поддержку. Фактически за четыре-шесть лет компания - производитель софта по второму разу сдирает сумму стоимости лицензии с заказчика. Но на этом траты не кончаются. Во-первых, саму систему надо внедрить, что тоже стоит немалых денег, во-вторых, за время ее эксплуатации меняется сама компания, а значит, в ней надо что-то настраивать, покупать новые модули и т. д. Конечно, потратив миллионы долларов, разобравшись в тонкостях сложной системы, клиент вряд ли пойдет к другому производителю, чтобы снова тратить огромные деньги и погружаться в ужасы внедрения. Так что, покупая производителя какого-либо сложного корпоративного софта, компания-покупатель обеспечивает себе стабильный доход хотя бы за счет обслуживания старых клиентов - все равно они никуда убежать не могут.

Еще один стимул для скупки компаний - сделать на основе их продуктов единую многофункциональную систему, освободить клиента от затрат на "сшивание" различных приложений. А эта проблема сейчас особо актуальна для рынка. "По данным IDC, 45 процентов сбоев в работе ИТ-систем предприятий происходят из-за проблем с ПО (например, непродуманная конфигурация системы, состоящей из множества приложений от разных вендоров). Еще 25 процентов - из-за ошибок системных администраторов, которые тоже люди и не могут уследить за таким количеством приложений. А консолидация и, как следствие, выпуск интегрированных продуктов - это снижение числа консолей управления и более продуманное взаимодействие между модулями внутри этих интегрированных систем", - отмечает руководитель программ исследований российского представительства IDC Тимур Фарухшин.

Кроме того, "существуют и общие для всех отраслей причины консолидации, которые свойственны и отрасли программного обеспечения, - напоминает Григорий Кочаров, директор департамента корпоративных систем управления IBS. - Чем мощнее производство и сбыт, тем эффективнее финансово компания, тем лучше она может привлекать средства". Кстати, способность производителя ПО предоставлять финансирование заказчику становится важным конкурентным преимуществом в отрасли. "Сейчас все большая часть программного обеспечения приобретается по схемам, подобным лизингу в автомобильной промышленности", - отмечает Дэвид Митчелл из Ovum.

Есть и еще одна причина скупки более сильными компаниями тех, кто послабее, - потребность в инновациях. Крупные игроки скупают интересные решения новых компаний. А на стагнирующих рынках, по мнению Дэвида Митчелла, чтобы перегнать конкурентов, необходимо больше их инвестировать в исследования и разработки. А для этого опять-таки нужна финансовая мощь, стабильная прибыль.

Русский шанс

ERP-системы, базы данных, приложения по автоматизации определенных отраслей, офисные приложения, операционные системы - нам недолго осталось ждать, когда в каждом из этих секторов останется по три-четыре игрока. А кое-где это уже произошло. На рынке операционных систем сложились два альянса - Microsoft c союзниками и IBM, продвигающий приложения на основе открытого кода, решения под операционной системой Linux. В сегменте баз данных образовалось три гиганта - Oracle, IBM и Microsoft. Примерно такая же ситуация и на рынке ERP-систем - существенную его долю делят три корпорации: SAP, Oracle и Microsoft.

На первый взгляд ситуация выглядит удручающей, еще пара-тройка приобретений, и рынок замрет навеки. Но существуют сегменты, которые растут опережающими темпами, - это узкие, отраслевые решения, системы автоматизированного проектирования (САПР), системы безопасности и так называемый сегмент BI (Business Intelligence) - приложений, которые анализируют информацию о предприятии, ищут закономерности, в частности, могут находить финансовые утечки, страховые мошенничества и т. д. Эти решения относительно недороги по сравнению с теми же ERP-системами и вместе с тем, как утверждает глава SAS Institute Арт Кук, дают гораздо более быстрый возврат инвестиций, чем при покупке инфраструктурных приложений, баз данных или ERP-систем.

Могут ли российские компании прорваться на этот рынок гигантов? Если говорить об их покупке кем-то из крупных игроков, то, конечно, да. Не погнушалась же Microsoft в 2003 году купить румынского производителя антивирусов GeCAD. Происхождение теперь не имеет значения.

Примеров западных инвестиций в российские софтовые компании пока немного. В марте прошлого года российская "Аэлита", производящая системы управления доступом, была куплена американской Quest более чем за 100 млн долларов. A4Vision, разработчик биометрических систем распознавания человека на основе трехмерной фотографии лица, почти полностью принадлежит иностранцам. Контрольные пакеты российских производителей компьютерных игр "Акелла", "Нивал", "Бука" уже куплены американцами. Производитель антивирусов "Лаборатория Касперского" тоже имеет западных совладельцев. Именно на рынке BI работает один из номинантов Конкурса русских инноваций, проводимого журналом "Эксперт", - компания "Форексис". Скорее всего она будет куплена кем-то из больших игроков.

"Сейчас на рынке много идей, много незанятых ниш, которые разрабатывают небольшие компании, - говорит глава представительства Oracle в России и СНГ Борис Щербаков. - Отечественные игроки вполне могут попытать счастья в новых сегментах. Другое дело, что из десятков почти идентичных продуктов выстреливают всегда один-два. И тут проблема уже и в личности основателя, и в удачном моменте выхода на рынок, и, если хотите, в везении".

Могут ли российские компании стать самостоятельными крупными игроками? Вероятность этого мала. Но совсем упускать ее не надо. Достаточно вспомнить, как образовалась та же компания Oracle. Начиналась она с разработки реляционных баз данных. Саму идею таких баз данных основатель компании Ларри Эллисон позаимствовал в 1976 году из научного отчета корпорации IBM, царившей тогда на рынке. Но у IBM было много других дел, она тогда вообще не задумывалась о коммерциализации реляционных баз данных. А Ларри и его сподвижники ухватились за эту идею и фактически взорвали рынок.

Как переварить съеденное

Сейчас сама Oracle и другие участники процесса консолидации находятся в ситуации, характерной для IBM тридцатилетней давности. Они сосредоточены на внутренних проблемах. Главная задача для большинства "поглотителей" - интегрировать купленные компании и удержать клиентскую базу. Как мы уже объясняли выше, во многих сегментах клиенты уже не могут "слезть с иглы". Но им можно попробовать продать новые продукты из своего пакета. На последней конференции Oracle, которая состоялась в Сан-Франциско в начале осени (на нее съехалось около 30 тыс. заказчиков из Siebel, PeopleSoft и других приобретаемых компаний), топ-менеджеры корпорации буквально гипнотизировали своих клиентов, обещая и постоянную поддержку на десять и более лет, и специальные решения для интеграции приложений, лишь бы они не глядели "налево".

С интеграцией купленных компаний вопрос гораздо сложнее. В мире ИТ уже был яркий пример поглощения конкурентов. В 1998 году производитель компьютеров Compaq купил производителя серверов DEC (Digital Equipment Corporation), а в 2001 году и сам Compaq был поглощен корпорацией Hewlett-Packard. Никакой синергии от этих слияний не произошло, более того, доля объединенной компании на рынке персональных компьютеров стала меньше, чем сумма долей объединяемых компаний. То же самое пока происходит и на рынке софта. Гиганты тяжело переваривают съеденное, хотя окончательные выводы делать пока рано.

Между тем консолидация индустрии ПО таит в себе больше опасностей, чем на рынке компьютеров. "Каковы материальные активы любой софтовой компании? У нее нет ни производственных линий, ни огромных дистрибуторских центров, есть только столы, стулья да компьютеры. Главный актив любой софтовой компании - это люди, - рассуждает Алексей Шлыков, глава представительства SAP AG в России и СНГ. - Слияние с другой компанией - это всегда шок для персонала, а для многих и повод задуматься о новой работе. Поэтому уход специалистов, притом неплохих, практически неизбежен при слиянии".

Пока биржа не очень хорошо реагирует на процесс консолидации в отрасли. Oracle, Adobe, Symantec - акции этих компаний ведут себя очень нестабильно, но до сих пор так и не превысили котировок, которые были до начала процесса поглощений.

источник: www.expert.ru
мониторинг прессы: Текон www.tecon.com.ua с помощью системы UCO www.uco.com.ua